Балтийске Морское пароходство. Как возрождалось и разрушалось.

Балтийское морское пароходство начало деятельность 20 июля 1922 года. За время существования оно прошло путь от крупнейшей и процветающей судоходной компании до банкротства.

Возрождение.   

Официальное основание Балтийского морского пароходства (БМП) датировано летом 1922 года. Но расцвет его пришелся на середину восьмидесятых — начало девяностых, когда к рулю пришел Виктор Харченко. Пост он занимал около двенадцати лет.

В этот период предприятие достигло своего пика и вышло на лидирующие позиции в мировом судоходстве.

На момент перестройки БМП было крупнейшей судоходной компанией Европы. На балансе предприятия находилось более 170 грузовых и пассажирских судов общей грузоподъемностью свыше полутора миллионов тонн. В компании работали более 45 тыс. сотрудников. В состав БМП входили десятки предприятий: заводы, порты, строительные тресты, автобаза, мясокмбинат, типография и даже больницы. 

Судна Балтийского морского пароходства на регулярной основе совершали рейсы в десятки стран, среди которых были не только близкие европейские, но и далекие Австралия и Новая Зеландия. Предприятие имело представительства в Америке, Бразилии, Германии, Канаде, Испании, Польше и ряде других странах. 

К концу восьмидесятых БМП имело большое влияние на мировое пароходство и играло ключевую роль в формирование цен на морские перевозки. 

Все это позволило ему зарабатывать порядка 571 млн долларов в год. Пароходство в начале девяностых формировало около трети бюджета Ленинграда и Ленинградской области. 

Вырезка из газеты «Моряк Балтики. Фото: ВКонтакте/Бывшие работники БМП

Падение

Период расцвета сменился упадком в начале девяностых. Падение БМП было таким же громким, как и восхождение. Деятельность пароходства перестала приносить прежнюю прибыль. Убытки от перевозок к 94-му году исчислялись десятками миллиардов. Пароходству пришлось попрощаться более чем с двадцатью суднами. Вырученные средства преимущественно уходили на ремонт оставшихся кораблей, но этого было мало. Флот ветшал, а долги предприятия тем временем только росли.

В 1993 году начальник пароходства Виктор Харченко и еще несколько членов руководства были задержаны по подозрению в финансовых преступлениях. В апреле 93-года Харченко на посту спешно сменил  Арнольд Русин. Дело БМП продолжалось около двух лет. Обвинения с Харченко были сняты, но по пароходству разбирательства ударили значительно.

Новое руководство в лице Арнольда Русина поправить ситуацию не смогли. Вместе с богатой историей и былой славой новоиспеченный начальник получил многомиллионные долги перед кредиторами и сотрудниками. Лучшие суда за неуплату были арестованы за границей и распроданы на аукционе. 

Попытки спасти пароходство предпринимались на городском и федеральном уровне. Для решения вопросов, связанных с БМП, в Петербурге была создана рабочая группа под руководством вице-губернатора Дмитрия Сергеева. В её состав вошли представители профильных комитетов и российского Минтранса. Но гибель БМП была неизбежна.

К концу девяностых в БМП ни осталось ни одного судна. Предприятие существовало лишь номинально и в конце концов было ликвидировано. 

Теплоход «Тихон Кисилев». Фото: Википедия.

Память о былом величии

Бывшие сотрудники пароходства поддерживают связь до сих пор. Несмотря на болезненный финал, о годах, проведенных в БМП, вспоминают с ностальгией:

«У меня с БМП связаны только хорошие воспоминания. Но я и отработал в нем только 4 года и дошел до… 3 ПКМ. Можете не верить, упирался как мог. Должность 4-го полностью устраивала на тот момент: одна вахта в море, в Питере — дома (ну кроме стояночной вахты само собой), приборы работают — никто тебя не трогает»,  — пишет Евгений Арнаутовский.

«Надеюсь, у вас с нашей бывшей конторой связано не только плохое, но еще и много хорошего: молодость, интересная работа,обеспеченная жизнь? У меня по крайней мере было так. И хоть и много было дури и идиотизма, я вспоминаю о нашей разворованной компании с теплотой — это была, прежде всего, отличная школа», — отмечает Валерий Криворогов.

«К сожалению, моя практика там была очень короткой, но даже тот период (1988-1992) остался в памяти на все дальнейшие годы. Сейчас, оглядываясь назад, с грустью и болью вспоминаешь те прекрасные дни и месяцы, проведенные на судах, хотя в то время казалось все по-другому.

Работал в должности 4, а затем 3 ПКМ. Кроме того, что уже сказано, обидно на только за пароходство, но и за весь морской флот — что было заработано годами, а может быть, и веками — все пошло прахом, как тут ни говори и ни выдвигай новых лозунгов о реанимации. На это потребуется не одна сотня лет», — делится Олег Ушанев.