ЗА ПОЛЯРНОЙ ЗВЕЗДОЙ

 

 

 

Впервые в мире парусный  корабль прошел Северным морским путем за одну навигацию. И даже без ледокола, который расчищал бы ему путь во льдах. Журнал » Огонек » доверил Александру Трушкину фиксировать историческое событие на паруснике «Седов»,одним из самых больших в мире.

Над седой равниной моря ветер тучи собирает.Между тучами и морем нет пространства для полета. Едва оторвавшись от воды, тяжелые облака цепляются за мачты и осыпают палубу столетнего барка снегом и дождем вперемешку. Вечером на палубу «Седова» сели три утомленные ветром кайры, не погибать же в ледяных волнах. Забились в щели. Курсанты — а судно , напомним  учебным,  рванули за хлебом — подкормить страдалиц. Утром отдохнувшие птицы улетели. Это Арктика. Надо убрать лед , очистить палубу мостика.

Вот такая работа , даже в суровую погоду, сборка льда и снега

                              Вот такое «чудо»  собрано 

Смена курса

Последний раз парусное судно шло по Арктике в 1878 — 1879 году. Это был китобойный шведский парусно — паровой барк «Вега». Но ему пришлось зазимовать во льдах. В ХХ веке и в наше время танкеры и сухогрузы ходят от Мурманска до Саббеты, Диксона. Но полностью весь Северморпуть в одиночку проходят редко. Чаще — с ледоколом. Пройти как, «Седов» за одну навигацию, — в одиночном плавании, даже при современных  средствах спутниковой навигации — это рискованное плавание. Конечно, глобальное потепление сделало свое дело — три месяца можно идти по открытой воде.

А вот такая рыбка из Баренцова моря .

 600 миль в Чукотском море барк прошел под парусами. Еще часть пути — под парусами и машиной. Здесь уже под парусами не пойдешь. — моментальное обледенение и судно переворачивается. Сколько таких историй о погибших, затертых льдами кораблях ( и 100 лет назад, когда освоение Севморпути только начиналось, «Огонек» вел этот трагический мортилог). История Арктики — это рассказ о подвигах и силе человеческого духа. Не зря  Фритьоф Нансен назвал  Арктику   «Страной  ледяного ужаса», но как же оказались в этой стране  наши 136 курсантов? Мировая пандемия изменила курсы  учебно парусных кораблей.

 

      

 

 

«Крузенштерн», » Седов» и «Паллада».участвовавших в кругосветной экспедиции «Паруса мира». Напомним она проводится в честь 200  — летия открытия русскими моряками Антарктиды и 75 — летия Великой Победы». В феврале парусники успели провести запланированную 200 — мильную регату у Фолькленских островов. Но дальнейшее плавание оказалось под вопросом. Главная проблема -курсанты мореходных рыболовецских  колледжей и вузов не могли сходить на берег. А демонстрация Российского флага, общение с людьми разных стран были важнейшей частью экспедиции.»Огонек» писал о почти  полуторатысячной очереди на барк в испанском Виго — и такое, как говорят на «Седове», было в каждом порту,где швартовался парусник. Будущие моряки отправлялись в кругосветное плавание с надеждой увидеть мир.

И….оказались теми немногими, кто вообще не мог понять, что такое коронавирус ипандемии, когда им запретили увольнение на берег, сначала в Кейптауне, а потом и в других портах .Паллада вернулась во Владивосток

«Паллада» вернулась во Владивосток.

«Крузенштейн» пришвартовался в Калининграде. «Седов» как и было предусмотрено, 14 июля пришел во Владивосток для смены состава курсантов.Что делать дальше? Как вернутся в родной Калининград?  Идти через Тихий океан, Панамский пролив и Атлантику без бункеровки, (дозаправки) в портах нельзя.Через Индийский океан и Суэцский канал — тоже. Руководство экспедиции решило идем Северным  морским путем. 

 Вот что должен знать матрос: майна,вира,стоп и SOS !

И вот что удивительно. Курсантов,желающих идти по Северморпути оказалось намного больше, чем в первой,  европейской, половине кругосвертки, 136 человек.В их их числе оказались и два потомственных полярника. Один — Рамазан Гаджиев из Дагестана внучатый племянник Героя Советского Союза подводника Магамата Гаджиева. Его подлодка в годы Великой Отечественной  войны потопила 10 вражеских транспортов , вступила в неравный бой с  тремя немецкими противолодочными кораблями, два уничтожила, но не смогла вернутся на базу. Второй-Роман Набока ,сын капитана буксира в заполярном порту Сабетта. Игорь Лаптев , руководитель практики курсантов от Калининградского морского рыбпромыслового колледжа, рассказывает : спрос на профессию моряка у ребят — девятиклассников огромный. — Здесь на «Седове»- говорит Игорь Николаевич — все курсанты приобретают так называемый ценз, чтобы работать в море. Учебных дипломов, которые ребята получают по окончании учебных курсов недостаточно, Учебный диплом надо заменить на рабочий , а для этого требуется 12 месяцев практики на судах. Кроме того, для выхода в море надо иметь несколько сертификатов, — например: «Поиск и спасение на море»и еще много.То есть иметь ценз. Матросу нужно знать очень много. Когда приходим в порт, первым делом они ищут Вай_- файв и звонят родителям. Все они хотят сами      чего -то добиться в жизни.

Два Паганеля 

От Владивостока до Мурманска на «Седове» плыли двое ученых. Один высокий и худой -вылитый Жак Паганель из фильма «Дети капитана Гранда». Это Алексей Сомов. заведующий сектором прикладной биоценологии Тихоокеанского института рыбного хозяйства и океанографии. А второй, постарше, —  Андрей Падченко ведущий научный сотрудник  департамента морских и пресноводных рыб России. Каждый день они запускали в море научные зонды. Один забирает пробы воды на анализ и ведет проверку  какие рыбы и животные  обитают в этой акватории,  — второй позволял из верхних слоев воды (10 -15 см ) собирать частицы микропластика.  С ним оказалось задача сложнее , В Арктике — это сегодня критическая проблема. Мельчайшие частицы  пластика до 5 мм, очень опасны для рыб, птиц  и млекопитающих. Они забивают желудок , живые организмы погибают. Сейчас понятно, что микропластик — это глобальная проблема.                                                                             Два капитана.  

   Капитан на судне теперь другой — Виктор Николин (до Владивостока «Седовым»командовал, знакомый нам Евгений Ромашин). Дело в том, что для плавания в арктических морях и судно и , экипаж должны соответствовать требованиям «Полярного кодекса», утвержденного в 2017 году. Из всех капитанов учебно — транспортных судов именно Виктор Юрьевич обладает таким опытом

Похоже, нам повезло в этот раз, — говорит говорит Виктор Юрьевич, — мы прошли весь Северный морской путь по чистой воде. Ожидали встретить льды в проливе Вилькитского, к проводке нашего корабля был даже готов ледокол. Но не пригодился. И все — таки плавание в Арктике — очень сложная задача. Это не Балтика и не Канары. Тем более на нашем корабле (Виктор Юрьевич никогда не говорит «судно», а только «корабль», как военный моряк» с открытой вахтой. У нас в рубке только приборы, а капитан, рулевые, вперёдсмотрящий, весь такелаж -всё на палубе, на открытом мостике или на носу в любую погоду. Мы прошли Севморпуть, точно уложились в установленные сроки. Экипажу было тяжело, не говоря уже о мальчишках. Но выдержали, я считаю , они герои.